Знакомства с панк девчонками

Interesting Punk | ВКонтакте

знакомства с панк девчонками

При виде меня панк ощерился, снял с ремня свои цепи и стал медленно приближаться, Один после знакомства со мной хромал. На плече другого, несшего керосиновую лампу, висело ружье, которое раньше было у девчонки. Иди ко мне дорогая, давай спрыснем знакомство! Я сразу поняла: ты - парниша нормуль, жлобиться для правильной девчонки не станешь! Поедем к. На Punk Dating можно найти поклонников панк-рока. Если Ваша мечта - встречаться с панком, то этот сайт знакомств именно для Вас.

Панк знакомства | Панки | Punks | ВКонтакте

Сейчас ребята плотно занимаются записью второго альбома, который судя по материалу может получится прорывным для. Желаем удачи и творческих успехов!

Я слушаю хардкор-панк уже больше ти лет и эта музыка много раз меня поддерживала, придавала сил и веры в. С годами и взрослением панк стал для меня не просто тусовкой по интересам, а постоянным источником самоанализа и работы над. Мы не существуем в застывшем времени и то, что панкам нужно вырастать и устраивать свою "взрослую" жизнь - это уникальный опыт, который формирует нетривиальную реальность типа тупо работа, кредит на ипотеку и детей хотя ничего против этого не имею, просто выбор и приоритеты каждогоа огромное количество возможностей не скатиться в безнадёгу и выстраивать прогрессивные коммуникации внутри комьюнити и за его пределами.

Мне выпала возможность поделиться любимыми песнями и рассказать о. Честно, последние 4 года жизни у меня мало времени на то, чтобы открывать для себя всё новую и новую музыку, поэтому я слушаю из года в год одно и то же хаха Да и не люблю искать музыку в интернете и тематических пабликах, предпочитаю ходить на концерты, слушать лайвы и потом чекать бэндкэмп групп. Ну и главное, что я не отделяю музыку от создателей и, если даже за хорошей и качественной музыкой стоят озлобленные и лживые люди - я не поддерживаю.

Выбрать 9 песен тяжело, поэтому первое, что сразу всплывает в памяти - тем и поделюсь. Contra la Contra - Я не болею Ещё до того, как я начала слушать панк во мне всегда побеждало чувство справедливости, которое не позволяло мириться со всяким беспределом против людей. Не помню кто мне рассказал про эту группу, но я просто крепко ахуела. Мелкие локальные протесты мне более симпатичны.

Не думаю, что в головах стадионных зрителей осядет хоть толика смыслового посыла, выплюнутого устами их кумира. Да, мы живем в одном мире, но смотрим на него с диаметрально противоположных точек зрения. Конечно, я не исключаю, что многие несправедливости сегодняшнего мира небезразличны и большим звездам тоже, но мне кажется, что вряд ли кто-нибудь из них выйдет на улицы бороться и противостоять внешнему давлению.

Этому сопутствовали весьма печальные обстоятельства. Когда мне было лет 15—16, произошло убийство Тимура Качаравы, питерского панка и антифашиста. Все это широко освещали СМИ. Тексты песен группы Sandinista! Еще помню документальный фильм про нападения на антифашистов по одному из центральных каналов. Я стоял, мылся в душе и думал: Но все это было задолго до того, как я начал играть в группе. Потом меня накрыло, как волной: В Красногорске, где я жил, я знал лишь троих человек, интересовавшихся панком друзей у меня было немногим.

Видел одно из его творений на стене церкви. Что-то про то, что религия — обман и все. Это был невероятно крутой чувак, блаженный, юродивый, шел до конца, и ему совершенно не было дела до мнения окружающих. Даже сейчас, насмотревшись на всяких безумцев и начитавшись про них, я думаю, что он был очень крут.

А через несколько месяцев его нашли в каком-то сарае. В году Jars еще были квартетом, но уже тогда выступали по всем канонам хардкора — с полной отдачей и практически вплотную к публике С другим приятелем мы пытались одно время играть в группе.

Ничего особенного из этого не вышло, но зато я стал ходить к нему в гости и переписывать себе всякий хардкор. От него же я узнал про стрейтэдж. Не пил я максимум недели три. Приятель мой, напротив, продвинулся в этом плане. Почти все время я тратил на то, чтобы научиться играть музыку. Композиция, техника и так далее. Мы сидели в комнате у барабанщика, сразу же записывали едва выдуманные телеги, тащились от того, что получается. Когда же пытались исполнить то, что навыдумывали, приходило жуткое разочарование.

Представьте, что ваши песни криво и косо играют какие-то придурки. Так во мне зародился перфекционизм и беспринципность в сотрудничестве с другими музыкантами. Меня всегда удивлял один диссонанс — либо чувак хорошо играет, либо врубается в панк. Я никогда не стремился играть панк, если говорить о форме и звучании.

И ничего особенного не хотел сказать. Меня просто позвали в эмо-группу Prea Hrada, единственную адекватную в Красногорске. Потому что я хорошо играл и был немного в теме. А эту команду, в свою очередь, потом позвали на концерт, который проходил где-то в Жуковском, в детском саду.

Там мы и познакомились с хардкор-тусой. Это была самая крутая социальная сеть. Все моднейшие фейсбуки и бендкемпы не идут с ней ни в какое сравнение по одной простой причине: Играя в разных группах с разными людьми, я дожил до года.

Было весело, хотя и висли мы в основном в Москве. Максимум — выезжали в Питер и в Тулу. Это было дикое потрясение. Ребята, которых ты видишь впервые, принимают тебя так, будто вы знакомы всю жизнь. На тот момент я был полностью доволен панк-сценой. Мне казалось, что мы с друзьями привносим в жизнь что-то необычное, нащупываем какие-то новые правильные ответы. И плевать, что это были на самом-то деле общие места, и так понятные всем адекватным людям.

А потом я устал. Мне надоело слушать все эти хрестоматийные телеги, которые раньше казались настоящим откровением. За всем этим начала ощущаться какая-то пустота. Общие фразы маскировали отсутствие собственных мыслей. Меня начали раздражать все эти хардкор-группы, собранные только для того, чтобы развлекать друзей. Одна из новых песен Jars, которая лучше всего отражает нынешнее состояние группы Моя нынешняя группа Jars нужна мне, скорее всего, в качестве психотерапии.

Я пою и играю о том, что меня действительно гложет, и на каждом выступлении стараюсь изгонять из себя демонов. Музыкально мы стараемся избегать каких-либо клише и намеренно неправильно организуем композицию и гармонию в песнях. Где-то в году меня до глубины души поразила финская группа Fun. В ней мне понравилось все — от дурацкого названия, которое невозможно найти в Google, до отчаянно похмельного вида музыкантов и животного, неконтролируемого рок-н-ролла, который они играли.

Когда я показывал маме фото с нашего совместного концерта, она сказала, что вскоре я стану таким же, как.

знакомства с панк девчонками

Нойз-рок на данный момент кажется мне лучшим способом изложения мыслей для таких ботаников и интровертов, как. Играя в Jars, я увидел еще одну черту субкультуры — международную солидарность, готовность сделать концерт в своем городе самым последним придуркам. Мы побывали в двух евротурах и, надеюсь, побываем.

Это незабываемо — увидеть все эти многоэтажные цивилизованные сквоты в Германии, сыграть в неотапливаемом ангаре на границе Польши и Беларуси, пить повсюду бесплатное пиво… Именно это сейчас мне кажется самым важным в субкультуре — сеть взаимопомощи, DIY как он. Группа привносит в местный панк то, чего ему часто недостает — юмор и самоиронию.

В 12 лет открыл для себя тяжелый звук и стал искать все, что имело к нему хоть какое-то отношение. В этом плане я скорее теоретик: Ходил частенько один — послушать, посмотреть, ощутить атмосферу.

Позже уже удавалось увидеть и массовые драки, и провокации, и прочий беспредел. Постоянное ощущение риска делало впечатление от концертов более яркими. Начали появляться знакомые, со временем это привело к тому, что приходишь на концерт и пока со всеми перездороваешься, уже половина мероприятия проходит. В общих чертах, захватила простота, непосредственность и отсутствие пафоса в людях, плюс интересная музыка.

Тогда пришло ощущение, что следующим можешь быть ты или кто-то из друзей. Настало время делать выбор, с кем. Оставаться в стороне было как-то гадко по отношению к. Ну, и мы с Митром будущий музыкант Dottie Danger. Это был, наверное, первый важный, осознанный шаг, имевший отношение не только и не столько к музыке и тусовке. Мечта быть в группе у меня была с самого начала увлечения рок-музыкой, с подросткового возраста.

Другое дело, что никаких идей и представлений на этот счет не. В этом плане очень верны слова Летова, говорившего, что ты впитываешь музыку, как стакан, а когда он переполнен, ничего больше не влезает, льется через край, и приходится сочинять что-то самому. Получилось как по нотам: Ну и чтобы с юмором все. То есть такой микс, который я и сам бы слушал. Более того, обыгрывая стандарты и клише хардкора и прочей тяжелой волны, для меня было важно сохранить и поддерживать ироничное начало в движухе, а то слишком уж много пафоса к тому времени накипело.

Идея проекта возникла на форуме Punk. Идею написания песен, состоявших из реплик с форума, сначала реализовали москвичи, а потом подхватили мы в Питере. Поскольку мне всегда нравился олдскул-хардкор, хотелось играть что-то максимально жесткое, агрессивное, лаконичное, но при этом сделать смешным весь этот пафос.

Не обсмеять именно, а сделать такую сатиру. А поскольку берутся тексты интернет-баталий, то это ж реально голос поколения. Вообще, идея была такая, что вечером песня сделана, тут же записана и утром выложена в сеть: Бывают проколы, конечно, и сил тратится гораздо больше, не говоря о том, что затраты почти никогда не отбиваются, но в эмоциональном плане получаешь очень.

После того как мы съездили пару раз по Европе и выбрались в Англию, пришла в голову мысль сгонять в Южную Америку. Я вообще изначально хотел Перу и Аргентину, но ответов больше всего получил из Бразилии, ну и пришлось корректировать планы.

Организация тура предельно проста: Ну а дальше уже организационные детали. Думать шире, ломать клише внутри той же субкультуры. Надеюсь, что все будет развиваться по спирали: Я думаю, вернее, надеюсь, что перспективы есть и можно учитывать собственные ошибки и просчеты. Inducers Авангардное серф-панк-трио, состоящее из переехавших в Москву иностранцев. Гитарист Inducers, канадец Иэн, живет в России почти 10 лет и успел поиграть в нескольких столичных экспериментальных хардкор-группах Фотография: Я начал учиться играть на пианино, когда мне было пять лет.

У моих родителей была богатая коллекция пластинок с классической музыкой, джазом, кантри х и рок-н-роллом х. Я обожал в ней копаться. С панком и другой андеграундной музыкой меня познакомили старшие сестры, которым довелось побывать на концертах DOA, The Clash и тому подобных групп в начале х. Это было самое сырое и энергичное, что я на тот момент слышал.

Когда мне было 10—12 лет, вокруг царила эпоха гранжа. Спасибо Nirvana, благодаря этой команде ребята типа меня узнали о Sonic Youth, Helmet, Генри Роллинзе и других не столь известных артистах. С головой окунувшись в эту музыку, я впитывал всю информацию о ней, которую только мог найти. В то же время через друзей я познакомился с более экстремальными вещами. Я слушал все без разбора. Вскоре начал ходить на хардкор-концерты, благо они проводились чуть ли не каждую пятницу в общественном центре рядом со школой.

Тогда я понял, что больше всего меня интересует хаотичная и брутальная музыка. До сих пор она является для меня главным источником вдохновения. Трейлер альбома The Urstaat, экспериментальной грайндкор-группы Иэна В Канаде у меня было несколько групп, но из них ничего путного не вышло.

знакомства с панк девчонками

Одна из них играла неплохой стрейтэдж-грайндкор, скатившись впоследствии в жуткий мош-метал. Другая представляла собой странный сладж-нойзовый проект с полуимпровизационными композициями. Мне нравилось играть в группах, но в то время учеба интересовала меня.

Поступив в университет, я начал учить русский. Меня всегда интересовала история, культура и политика вашей страны. С русским панком меня познакомил преподававший у нас профессор. Он был из Омска и как-то раз записал мне кассету с русским роком. Я был шокирован тем, как необычно и сыро они звучали.

Когда я впервые собирался в Россию на практику, у меня не было ни малейшего представления о том, что представляет собой местный андеграунд. Кажется, я ожидал увидеть нечто авангардное. Прожив в Москве какое-то время, я понял, что здешняя сцена, в общем, несильно отличается от независимой музыкальной тусовки в любой другой стране.

Есть несколько потрясающих групп, много посредственных и ряд откровенно дерьмовых. То же самое можно сказать о любой сцене в Северной Америке. Закончив университет в начале нулевых, я стал все чаще приезжать в Москву. Я не планировал играть здесь в группе мне хотелось работатьно в итоге не выдержал, купил гитару и начал сочинять риффы. Благодаря человеку по имени Подонок Икс, который участвовал в выпуске московского фэнзина Insomnia, я узнал о хардкор-форуме Thes1n.

Первая группа, которую я собрал в Москве, называлась Perth. Мы играли нойз-рок в духе проектов Стива Альбини и команд с лейбла Amphetamine Reptile. Наш барабанщик был австралийцем. Несмотря на то что он никаким боком не относился к хардкор-панк-сцене, стучал он здорово и с большим энтузиазмом. Проект просуществовал менее двух лет, развалившись из-за личных разногласий и отсутствия однозначного взгляда на то, что и как мы хотим играть. Честно говоря, у меня остались смешанные чувства по отношению к этой группе.

Группа по-прежнему активна, хотя из-за непростых графиков работ мы играем не так часто, как хотелось. Помимо Inducers мы с нашим барабанщиком и вокалистом московской группы Virulent Mass Ваней основали шумовую фаст-грайнд-группу The Urstaat. Нам удалось записать пусть короткий, но альбом.

Впрочем, проблемы с семьями и работами настигли нас и здесь, так что на данный момент проект временно заморожен. Надеюсь, мы еще к нему вернемся. Между музыкальными сценами Канады и России нет принципиальной разницы, не считая технических особенностей вроде наличия качественной аппаратуры.

Впрочем, за последние годы и это перестало быть проблемой. Мне кажется, российские музыканты много теряют, не имея практически никакой платформы для представления своего творчества помимо нескольких интернет-ресурсов. В Северной Америке студенческие радиостанции сделали очень много для продвижения некоммерческой музыки.

Еще в Канаде гораздо больше женских групп, чем в России. Я играю музыку, потому что это люблю это. Мне нравится энергия и химия, которая возникает между людьми, создающими музыку; мне нравится, когда она получается. Она также работает как лекарство от стресса, напряжения и ненужных мыслей, возникающих время от времени. Помимо нервотрепки, связанной с жизнью и работой в большом городе, я терпеть не могу человеческую тупость и равнодушие, с которым мне приходится сталкиваться ежедневно.

Cretin Boys Московские энтузиасты исконного панка в духе Ramones, которым за 8 лет существования удалось сплотить вокруг себя достаточное количество людей, чтобы не только играть и записывать музыку, но и выпускать виниловые пластинки, устраивать концерты зарубежным группам и регулярно проводить тематические вечеринки.

Это был второй по значимости населенный пункт в округе, северный край, 9 месяцев в году мгла полярная ночь и вечная мерзлота. Но очень красивая природа, а летом — головокружительные виды и настоящие белые ночи. Все это меня не очень впечатлило, я представлял себе панк-звучание по-другому.

Оно должно было быть безбашенным, а все это что-то не цепляло. Я начал плотно слушать Nirvana и The Offspring.

Знакомства с девушками для серьёзных отношений

Позже я переехал в Москву на учебу — и открыл панк-любовь всей своей жизни, группу Ramones. Для меня они стали олицетворением того, что есть панк и с чем его едят. На то, чтобы завести новых друзей, которые также шарили в музыке и субкультуре, у меня ушло ни много ни мало два года.

Помню свой первый хардкор концерт, куда я пришел, начитавшись фэнзинов и статей в сети. Оглянулся по сторонам — дискотека какая-то. Все курят, все в модных шмотках, стоят себе по углам и смотрят на остальных осуждающе, какой-то элитарный клуб. Меня это, конечно, расстроило. Но потом выяснилось, что хардкор — он не весь такой, и я нашел нормальных ребят.

В то же время появилось желание не только слушать музыку, но и играть. Уровень владения гитарой у меня был практически нулевой, но все перекрывали сильное желание и пример Ramones перед глазами. Мы с басистом подключались через мой семейный раритет — родной радиопроигрыватель Sony, который давал очень крутой овердрайв.

Ориентирами были исключительно наши собственные мировые тренды: Конечно, нас волновал весь тот ад, что творился вокруг, проблемы общества, но в музыке хотелось сделать акцент на другом. Со временем мы начали выступать для небольшого количества друзей и знакомых, нас стали приглашали в другие города, происходило много веселых приключений. Мы сделали какую-то запись, надо было ее как-то выпускать.

Я списался с западными панк-группами, игравшими в похожей стилистике, и выпустил наши песни сплитом с командами из Австрии и Австралии. Отправив им часть тиража, я припас большую его часть для России кстати, она до сих пор пылится у меня в шкафу.