Сайты знакомств в костроме любарова женя

Хасин Аба. Ген. Часть 4

Колонки знакомств с самого начала окружала атмосфера общественно . провел в Костромской области полевое исследование «психологического облика .. И вот участники шоу начинают разговаривать друг с другом, как эмигранты на местном сайте, .. Женя работает строителем, Таня парикмахером. Называя сайт "Екатеринбургский летописец" проектом Редактор сайта " Екатеринбургский летописец" Храмова Евгения [email protected], тел. . будет представлен в музеях Костромы, Вологды, Рязани, Иваново, и завершится в . В музее будет работать и своеобразное бюро знакомств. Загружается с сайта РГ .. событий прошлого лета»,– говорит Михаил Любаров, заместитель гендиректора .. Прежде всего, как заявил Юрий Лужков в ходе знакомства с районом, .. Костромская область: проект « Городец».

Считают, что им чрезвычайно повезло, потому что устроились в магазин успешный. С низкими ценами — но спокойный, без гимнов. Цель должна быть достигнута любой ценой.

Это означает, что ему это было. Вспоминается одна из сентиментальных историй, которые так любил Горький. Он рассказывал про осла, который, потеряв хозяина, утопился в Луаре. Но это я зря. И кто сказал, что новые идеи приходят в народ только вместе с новыми вещами?

Они приходят с новой любовью! Мы привыкли к разным типам торговли. На Черкизовском рынке восточные люди продают товар, как любимого друга: Дорогие магазины используют известную атлантическую установку: Рынок, повторюсь, учил нас другому: Магазины эконом-класса подарили нас свежей наукой: Свою удачно придуманную концепцию, свою миссию, свой путь к успеху.

Вечный зов Образ идеального семьянина в брачных объявлениях Каждый новый цикл культуры нуждается в артикуляции самых простых, но самых трудноуловимых понятий: Брачное объявление — единственный документ, способный сохранять контуры общественной мечты. Практически все газетные материалы и решительно все научные тексты, посвященные теме брачных объявлений, начинаются с истории вопроса. Ну, и зачем нужно было опять тревожить Томкинса вышел Томкинс из тумана, вынул сборник из карманаесли нам, например, интересны странички знакомств отечественных газет, к тому же опубликованные в самое последнее время?

А вот для. Письмо нашего джентльмена было напечатано в солидном провинциальном рекламном сборнике, издатель которого счел необходимым предварить новшество всего парой строк: Покой и здравый смысл этого высказывания на бесконечно долгие годы вперед определил европейское отношение к объявлениям о знакомствах. Не то в России, где брачные объявления имеют историю самую драматическую.

Колонки знакомств с самого начала окружала атмосфера общественно полезного, нравственного дела. Что же касается самих объявлений, то домоседу написали 16 дам; разведенной технику-строителю — мужчин.

Брачные послания остались государственным делом. Тут ведь все дело не в физиономии издания, а в позе, в которой оно стоит. Сейчас брачные объявления публикуют газеты самые добродушные, встречающие читателя хлебом-солью, перцем и изюмом, а не моралистической указкой.

Это даже не желтые газеты. Эти добродушные газеты с удовольствием отдают свои площади брачным посланиям, имея в виду, что это забавное чтение. Народная пресса всегда свежа и прелестна, как бывают свежи и прелестны только произведения наивного искусства, а объявления дышат подлинной жизнью — зоркой, приметливой, далеко не счастливой. Они иной раз просто-таки выламываются из газеты, проверяя издание на прочность, на жизненность.

Вот представьте себе — группа собеседников ведет незначительный разговор на общественно значимые темы. На затравку что-то о политике: Это одно из самых моих любимых брачных посланий: Сразу видишь за одной-единственной строчкой человека — медичка, ум сардонического склада. Безусловно, я привела в пример объявление по-своему совершенное. Оно волнует как текст, как личное высказывание.

Как сообщение и послание, оно делает свою работу, улавливая ответный интерес, теплоту; но также еще имеет цену высказывания, ego-документа, текста-памятника. Кстати, возможно ли создание безусловно совершенного объявления?

Чтобы и как произведение, и в смысле практической пользы? Мне очень нравится вот какое: Смиренный замысел, лаконичное исполнение, а силой все-таки веет. Сравнение это приводит еще и к тому, что каждое издание обретает свою интонацию, вырабатывает собственный жанр. Интонация посланий, впрочем, меняется с течением времени. Объявления там печатались победительные.

Мандельштам писала, что во времена, когда иерархическая лестница разрушена, сразу появляется порода хвастливых стариков. Все-таки эмигранты увозят свое время с. Впрочем, в мелодию девяностых вплетаются лирические местные мотивы — во-первых, соискатели пишут о себе в третьем лице, как бы имитируя стиль рекомендательного письма; во-вторых, чудесные превращения переживает привозной язык: Да, есть еще таинственная арифметическая Постоянная.

Постоянная Пищиковой, если позволите приписать себе первенство открытия. Непременно отыщется послание, написанное стихами: Хотя бы раз встретится объявление, составленное в жанре антирекламы: Следом поспешает один, много два откровенных чудака: Последнее время чаще всего встречаются профессиональные славяне: Немного о себе, или Образ идеального семьянина Брачное объявление состоит из двух частей: Реальность, данность и мечта.

Естественно, я предполагала посвятить каждой из важных частей особый раздел, пока не поняла, что разделить тут никак и ничего невозможно. Он посылает себя навстречу мечте, и этот поступок позволяет разглядеть в себе все самые лучшие качества.

Задумывается, удивитесь, о своей сословной принадлежности. Серьезнейшая работа происходит сейчас в академических кругах, занимающихся стратификацией российского общества. Журналисты длинной вереницей идут за средним классом. Ли — ераторов волнует повседневность новых элит. А авторы брачных объявлений как пользовались спокон веку, так и пользуются всего двумя определениями: Все объявления строго делятся на два отряда — пр. Послания, которые выбиваются из общего ряда откровенностью высказывания, только подчеркивают этого ряда смысловую стройность: Разобравшись со своим положением в обществе, автор брачного послания приступает к автопортрету — и несколькими скупыми штрихами описывает.

Самая обычная семнадцатилетняя девчонка. Работаю директором школы, есть квартира, машина. Хочу молодую, красивую любовницу. Не курю и не пью. Живу с любимой мамуличкой. А вот это объявление просто, знаете, пугающее. Зачем этому 2-уровневому девушка с детьми? Ерунда, конечно, но эта ерунда ведет нас к главному новшеству брачных объявлений последних лет. Это новшество — равенство.

Авторы посланий все чаще и чаще упоминают о том, что хотели бы познакомиться с партнером, равным им по имущественным показателям. Если объявление пишет пенсионер, обязательно будет добавлено: Доступность мечты — вот девиз сегодняшних страничек брачных объявлений. У тебя спокойный характер. Ты, как и я, живешь семьей. Смысл жиз ни-то у тебя какой — не дети ли? От этих объявлений веет покоем.

Второй раз за последний год я удивляюсь свежему умственному ландшафту общества. На втором — желание жить активной деловой жизнью. На третьем — семья, на четвертом — любовь. Следом за смыслами жизни поспешали личные качества. Можно ли себе вообразить этого терпеливого нетерпимого Ахилла, не мыслящего жизни без своего Патрокла, чрезвычайно гостеприимного недоброжелательного маловера, угрюмо потчующего испуганных гостей; желающего жить активной деловой жизнью, но не желающего зарабатывать деньги; лишенного честолюбия, но жаждущего общественного признания, не слишком честного, но ответственного и аккуратного?

Это, воля ваша, чудо света какое-то. Очевидно, экспедиция застала своего героя в момент метаморфозы. Стоит у зеркала с растерянным лицом.

Ничего себе Россия - Татьяна Москвина

Предположим, мы не узнаем своей загадочной души. Значит, действительно, за последние двадцать лет пережито серьезное испытание. Разве не об этом же свидетельствуют и брачные объявления? В ИК работает крупное УП унитарное предприятие. ИК настолько велика, а УП зарабатывает так много денег, что в зоне выстроен большой красивый гостевой дом, и в нем регистрируется три-четыре свадьбы в неделю.

И так получилось, что местная газета знакомств работает почти исключительно на колонию. Вот, например, два послания от четырех блестящих друзей.

Все они приписаны к одному отряду. Рудольф, глаза зеленые, без комплексов, с чувством юмора. Сергей, глаза зеленые, с чувством юмора. Степан, глаза-хамелионы, с чувством юмора. Так и хочется воскликнуть: Да что ж это такое?

И я поняла, что этот иероглиф скрывает за собою таинственную совокупность трех важнейших общественных добродетелей.

Умение спасаться от страха — важная жизненная практика. И хорошее качество для семьянина. Залог легкого отношения к жизненной неудаче, счастливой способности удовольствоваться своим жребием.

Важно верить, что твой супруг не будет скрипеть в подушку зубами от несовершенства жизни. Знать, что легкий он человек. Так скажем, личный самодельный постмодернизм. Принципиальный человек невозможен для семейной жизни в наше время. Его прекрасная ограниченность роднит его с драгоценностью, но жить с мучеником за идею куда как тяжело.

Тем более с маленьким мучеником. Не то постмодернист, для которого, слава тебе Господи, ничего особенно святого и нету. Только вчитайтесь в этот прекрасный текст: Это гимн семейному самосохранению. Голубь голубоглазый Трудно расставаться с брачными объявлениями, ничего не написав о чуде. Десять лет тому назад главными словами на всякой страничке знакомств было два слова: Неужели в нашей стране больше никто не верит в чудо?

Даже не ждет его? Маленькое чудо — новшество последних лет. Буду ждать тебя, если тебе осталось не более пяти лет. Большие чудеса кончились, а маленьких ждет. Он надеется, что ты скажешь: А сосед мой, гольяновский голубятник, разве не ждет чуда? Предчувствие у меня. И точно — небо потемнело, тучи клубятся, между туч клочок голубой и луч золотой. И прямо по этому лучу летит на меня белый голубь.

Огромный, с голубыми глазами, крылья золотом просвечивают. Я его быстро покормил и хвать себе в голубятню. Ну, скажи, разве не чудо? Сдача Два мира на одном участке Она Обычная дачная история: Прошлое лето прожили мирно, расстались как родные. Целовали воздух возле щек, махали руками на прощанье. Молодая семья — двадцатипятилетний Олег, тридцатилетняя Маша, Даша одиннадцати годков и трехлетний Филиппок — вознамерилась встретить за городом Новый год. Позвонили Эре Григорьевне, попросили позволения — за отдельную, конечно, плату.

А Эра Григорьевна не разрешила: Риэлтеры любят это определение, оно как-то сразу обозначает статус недвижимости — не самый высокий, но очень и очень приличный. Это поселки незнатные, никак не легендарные, расположенные на прекрасных обочинах самых, подчас, непрестижных направлений восток, югно с историей, с настроением. Тут и участки в половину или в четверть гектара, и старые городские телефоны в темно-зеленых дощатых домах с балконами-убийцами, и сосны, и грибные места между качелями и мангалом.

В конце тридцатых годов стародачные места росли именно что как грибы — то есть тихо, под деревьями и далеко не везде. Поселки военных академий, наркоматов будущих министерствГосплана, Госснаба. Офицерские и чиновничьи, разночинные дачи. Не самые барские, но и не шесть соток — те, впрочем, появились позже. На долю всякого дачника выпадают лирические минуты и сумерки, и звезда, и шум далекого поездано все же подмосковные дачи давно уже распределись по жанрам. Именитые, барские поселки отвечают за государственную драму, шестисоточные — за житейскую прозу, чиновничьи — за поэзию.

Набор поэтических средств заезжен, но куда ж от него денешься: Поэзия не должна быть удобной или, не дай Бог, полезной; оттого конфликт с арендаторами. По крайней мере, наглядная его сторона. Молодая семья, обиженная зимним происшествием, перешла к отношениям деньги-товар. Подходы к ручке и совместные чаепития закончились, были поставлены некоторые ультиматумы. Арендаторы захотели срубить кустик под окном детской комнаты, расчистить площадку для надувного бассейна.

Эра Григорьевна была неприятно удивлена. С одной стороны, деньги за пять летних месяцев ею уже получены, и деньги эти очень нужны; с другой — да какую же это часть они могут считать своей? Ведь платили за время, а владеть хотят пространством. И, главное, оскорбителен подход. Хотят окультурить саму культуру, разрушить образ. Бесконечная уверенность в собственной правоте, тонкие улыбки, учтивая, но жесткая речь — все неприятно!

Хуже всего, Эра Григорьевна чувствует, что великая сила здравого смысла не на ее стороне. Пришло время молодой семьи, и они заплатили за.

У Эры Григорьевны есть лазутчик в стане врага. Компаньонка и помощница по хозяйству ее, Маргарита Михайловна, подружилась с няней Дарьи и Филиппка. Няня, стремясь помирить Молодую Семью с Эрой Григорьевной, часто заходит, осторожно передает хозяйские слова: У Эры Григорьевны сложная история взаимоотношений с загородной недвижимостью.

Попробую, насколько возможно, рассказать бегло, набросать, так сказать, пунктиром. Меня заинтересовало — что вообще значит дача для Эры Григорьевны? Г-жа Невядомская сказала примерно следующее: Да, она не работает на даче, скорее та работает на. Причина этому глубже чванства. Участки в 6—8 соток всегда давали в поле; а куски земли покрупнее нарезали в лесу.

Лес и поле имеют разную эманацию. Человек в поле — всегда на виду и всегда среди людей: Вот и философия шестисоточных дач. А лес странника кормит, и в нем спокон веку прятались, хоронились, уходили от людей. Это философия разночинных участков. Она не верит, что в стране что бы то ни было изменилось и что дачи покупаются.

Отнимается же дача тогда, когда ее начинаешь любить: Я любила лишь одну дачу, на станции Трудовая, и ее отняли у. Вы уже, наверное, поняли, что Эра Григорьевна — блестящий собеседник. Прекрасное образование переводчик-германист, она окончила романо-германское отделение филфака МГУ не мешает ей, так сказать, в быту проявлять ощутимый обывательский норов. И в городе, и на даче она живет вместе со своей компаньонкой — обеим так удобнее.

Это, кстати, типичный, частый сейчас случай. Дамы не так давно перешагнули пенсионный рубеж, обе добавляют к своим пенсиям ренту. Г-жа Невядомская сдает гостевой дом за тысячу пятьсот долларов в месяц, Маргарита Михайловна — свою квартиру в Перово за четыреста.

Она помогает Эре Григорьевне вести хозяйство на взаимовыгодных условиях: Они Избыточно ярким майским днем Эра Григорьевна и Маргарита Михайловна встречают меня на крыльце и смотрят, как Филиппок гоняет няню вокруг бассейна.

Няня раз в две недели берет выходной и всем говорит, что едет в Москву. А сама на станции покупает бутылку постного масла и бутылку водки. Выпивает двести граммов масла, потом водку, а потом еще двести граммов масла. И спит до вечера. Возвращается трезвая, от нее не пахнет. Девочка, Дарья, только второй год с мамой живет — она ведь у Маши от первого брака и росла в Челябинске, у бабушки с дедушкой.

Она скучает по ним, плачет. Я в самом начале знакомства ей говорю: У нее же тоже любимая дача отнята. Она же выросла на участке под Челябинском. Все время рассказывает, как там и.

Раньше я думала, говорит, что есть помидоры зеленого цвета, а есть красного. Будто бы два разных сорта, как болгарский перец. Потому что в сентябре ее бабушка снимала урожай — зеленые помидоры — и солила. Тут, конечно, разговор зашел о дачном мученичестве самой хозяйки. Невядомские жили в знаменитом генеральском поселке на станции Трудовая-Северная. Там были дачи Рокоссовского, Соколовского, Катукова, Чуйкова.

Купила пятнадцать куриц и пятнадцать петухов: А когда она через несколько дней после смерти мужа вызвала машину и что-то не тем тоном сказала диспетчеру, он ей знаете что ответил?

А она будто бы сказала: Но это, конечно, придумано позже, ничего она не сказала. Я знаю, что испытываешь в такие минуты.

Когда папа поменял работу так уж получилось, он был военным переводчиком и в м году перешел на штатскую должностьнас в двадцать четыре часа с дачи погнали. Что ж, не одна Эра Григорьевна обладает хорошей памятью. Я знаю, по крайней мере, еще одну девочку, которая тоже ничего не забыла. Вот скажите, было ли в свое время под Москвой более знаменитое дачное местечко, чем Переделкино? Пожалуй, что и не. А вслушайтесь в само название? И ведь делили эти дачи, передавали из рук в руки, переделывали хозяев.

Бывало, ослабнет литератор-чиновник, потеряет начальственное место — и тотчас: Про вдов и разговора не. А дочка писателя так обиделась, что, когда выросла, тоже стала писательницей — Дарьей Донцовой. Вернулась в любимые места победительницей — купила равноценный участок.

Пятиэтажная Россия (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Главное же, богатый поселок, в котором живут герои ее книг, она назвала Ложкино. Какой покой в этом названии! Ложку у человека трудно отобрать. Еще как покупаются и продаются, и не лучше ли так? Вот поглядите на моих съемщиков — очень возможно, что они захотят мой участок купить. И, возможно, деньги у них.

Но это не они покупают. Это им дают ее купить. Им платят сумасшедшие деньги за бессмысленную работу только потому, что они полезны. А государство будет им благодарно. Знаешь чего они делают? Они рекламщики, майонезу, пиву и телефонам креатив придумывают. И рассказала прекрасную историю. Прошлым летом Маша и Олег ее предупредили: У нас мозговая атака. Приехали коллеги на удивительных машинах, вынесены были под сиреневые кусты все столы из двух домов. Ноутбуки светились в ночи зелеными огнями, пылали холодным синим пламенем.

Новые люди, всю ночь пили морковный сок. А наутро, размаянные, бледные, сказали Эре Григорьевне: Какую, действительно, философию дачной жизни они хотели бы эксплуатировать? Что нужно нашей Молодой Семье — дорожающая дачная земля, время, проведенное за городом, атмосфера, витающая над участком?

Здесь нас почти все устраивает. Только вот направление немодное. Ну, восточное, не Рублевка. Магазины так себе, зато цены божеские. Но ведь дача — личное пространство. Закроешь калитку, вокруг чисто, светло, все устраивает. Так не все ли равно, какое там, за соснами, направление? Это на уровне ощущений. Закрываю калитку и чувствую себя в западне. Дверь закрыта, и ничего нового уже не случится. Так же бывает, когда зайдешь поужинать в немодное кафе. Точно знаешь, что за свои деньги получишь только еду, которую заказал, и того собеседника, с которым пришел.

На нужных направлениях и в модных местах информация в воздухе носится. Кстати, насчет цен в местных магазинах. Здесь они как раз человеческие, это на Рублевке божеские. Кстати, феномен престижного направления мучает не только Олега. Популярный урбанист Козицкий смотрит на ту же тему с географической точки зрения. Нет, дело не в. В провинциальных городах в подавляющем большинстве случаев местные рублевки располагаются вдоль трассы, идущей от Москвы и к Москве. Ну, а в столице — вдоль пути в Европу.

Древнее отношение к дороге как источнику информации. Компьютер кажется мне мертвым, страшным. Он не привязан к информационному потоку!

Так же и дорога. Селиться возле уходящей в дебри страны дороги — не значит ли лишать себя волнения, ожидания новых людей и новых идей? Значит, и эти идеи носятся в воздухе. Я уже поняла, где вы хотели бы иметь дачу.

А как хотели бы на ней жить? С возможности летом продолжать зимнюю светскую жизнь. А в словаре какое значение имеет это слово? И дача должна прилагаться к этому владению, продолжать. А у нас получается: А я не хочу с кем-нибудь. Я хочу своих интеллигентов, а это чужие. Они другого поколения, не в мейнстриме работают, читают или любят не совсем то, что мы! Я хочу общаться с людьми своего круга, а это будет насильственный ближний круг. Нет, пожалуй, на даче действительно нужно вырасти, чтобы любить в ней.

Или уж тогда покупать дачу своей мечты — в нужном месте, с друзьями. Тут Маша и Олег переглядываются. Они смотрят друг другу в глаза без улыбок, очень серьезно. Наблюдателю неловко — ведь понятно, что происходит. Тот ли ты все-таки человек, чтобы с тобой замахиваться на самое святое, на дачу мечты?

Улыбаются, и летний день, застывший было во взволнованном ожидании, вновь начинает крутиться. Няня вынимает из бассейна Филиппка в бриллиантовых брызгах, Даша выводит из дома блистающий велосипед, Маргарита Михайловна встает с крыльца, Эра Григорьевна машет мне рукой на дорожку. Пора и честь знать! Щелкает калитка — и нет больше дороги на прекрасную, сиреневую, никем почти не любимую дачу. А когда полюбит ее Филиппок, она у него отнимется.

Надо сказать, оформлено это лобное место не без двусмысленности: В такой же манере складывается обыкновенно и атмосфера собрания — жантильные любовные признания редко когда не сменяются криком, а то и слезами. Ксения Собчак, главная ведущая программы, ловко науськивает героев друг на друга, осваивая почетное амплуа бога из машины.

Вокруг, между тем, темнота и красота. Что они могли бы увидеть, если б обнаружили возвышенность, господствующую над телевизионным поселком? Овраг тонет в ночи, освещен лишь подвесной мост.

Темная ограда, темные крыши, зеркальце бассейна, фонарики. Возле костра — древнего места примирения и покоя прибавьте к этому настроению еще и романтический флер шестидесятых годов, от которых русское кострище не скоро отделается сидят молодые красивые люди. Конечно же, они должны тихо говорить о высоком, о вечном. Ксюша Бородина вторая ведущая проекта говорит участнику шоу Рустаму Солнцеву, эксплуатирующему амп луа опереточного злодея: Зачем же ты вечно девочек обижаешь?

Сначала ки даешь тарелку с объедками в Марину; потом даешь кулаком в нос Розе. Ступай-ка, дружок, в карцер!

Шоу продолжается без перерыва уже три с лишним года и потому занесено в книгу рекордов Гиннеса. Это единственный отечественный телевизионный продукт, купленный американцами. Это все потому, что каждую неделю реалити-шоу смотрят 50 миллионов человек в городах России. Фильм к тому времени два месяца шел в кино. Было ясно, что это одно из главных событий в нашем кинематографе.

А люди, которые профессионально занимаются культурой, высказывают суждения, люди, чья прямая обязанность -знать культурный ландшафт страны назубок, не удосужились посмотреть фильм, потратив на это всего два часа.

Чем же таким важным они были заняты? Да как чем - смотрели изо всех сил телевизор, чтоб потом его же и поливать. С тем же успехом можно посоветовать плевать в суп, который собираешься съесть… Другой пример. Вещал практически один, привольно И широко. На следующий же день поднялись вопли В чатах и блогах о том, как хорош, красив и красноречив был Александр Куприянович, воин на чужом поле. Надо заметить, большинство сетевых болтунов чрезвычайно высокомерны.

Они почему-то, на ОС! Секацкий написал восемь книг, он много лет преподает на философском факультете университета, постоянно выступает - но болтуны заме-гили его только сейчас, в телевизоре. Потому что они точно такие же ленивцы, как и упомянутые ИНОЙ официальные, профессиональные болтуны. Все они, и дилетанты, и профессионалы, солидарны в одном - в ужасающей умственной лени. Они изо всех сил ругают телевизор - но они только его и смотрят!

Составляют, значит, такой раздраженно-ругательный придаток тедеаудитории. Но как бы и чем бы человек не был занят, ОН всегда может прочесть за год пять-шесть русских книг и посмотреть семь-восемь фильмов, достойных. Если он этого не делает, он не имеет никакого права говорить-рассуждать о современном искусстве, клепать приговоры, вылезать со своим мнением.

Говорящие о деградации современной культуры, учтите - первой деградирует публика. Ей лень вообще куда-то ползти, напрягать мозги, неохота Поддерживать чей-то талант любовью и рублем. Можно же прекрасно провести время - сначала посмотреть по ТВ Петросяна, а потом включить компьютер и написать в живой журнал, как отвратителен и ужасен Петросян. Милое и какое при этом энергосберегающее занятие!

Никуда ходить не придется и ни о чем думать не. Чтобы поддержать молодого талантливого писателя или актера своим вниманием, участием, а может быть, о чудо, и пониманием, надо тратить время, силы, знания, надо учиться разбирать, сопоставлять, анализировать. Просто ходить надо в культурные места, ноги передвигать! А ругать телевидение за то, что неправильную жрачку дает, - тут много ума не требуется.

Вы, брезгливо цедящие сквозь зубы, что-де сериалы - отстой, реалити-шоу - кошмар, фабрика звезд - зоопарк, знаете ли, например, кто такие Марианна Семенова и Ксения Каталымова? А это лучшие молодые актрисы Петербурга, талантливые, смелые, умные, великолепно и много работающие. Гордо и просто - жить.

Преодолевая слабость, инерцию и умственную лень. Их нельзя было назвать стройными или тонкими - они были бестелесными. Напоминали игру светотени на степе. Девушки, не издавая ни малейшего звука, приняли положение сидя и что-то прошелестели официанту. Им принесли минеральной воды и фруктовый салат. Они молча, глядя в окно или перед собой, обмениваясь какими-то потусторонними, известными у рыб и прочих обитателей морей сигналами, стали кушать свой салат со скоростью полклубнички в пять минут.

Смотреть на бестелесных девушек было приятно и удивительно. Но больше они не годились ни ил ЧТО. При виде этих существ, мысли о сексе, рождении и воспитании детей, о ведении хозяйства, о работе хотелось сразу прихлопнуть, как жирных назойливых мух. Ведь быть обычной земной женщиной - это тяжелый физический труд, требующий сил.

А эти девушки уже были готовы к ангельскому скольжению в облаках и волшебному сну в чашечках цветов… Возможно, такие существа в ограниченном количестве зачем-то являлись на Третью планету. Но сегодня, подражая им, миллионы девочек морят себя голодом, чтобы достичь их шелковой, бесплотной грации. И таким образом, о борьбе и конкуренции полов можно смело забыть. Тогда во всех почти что сферах деятельности встречались бодрые, обычно довольно плотные бабенции с дипломами, с толковыми башками, с энергией, с деньгами, чаще всего с мужьями и детьми на добавку.

Они и сейчас встречаются - как правило, им за сорок. Гламур, с его идеей уничтожения земных женщин, пришел на русскую землю значительно позднее их полового созревания, и как бы они впоследствии не мудрили со своим телом, здоровые основы уже были заложены. Ведь для развития организма необходимо питание, полноценное питание. Для головного мозга особенно!

Оно нужно ребенку, чрезвычайно важно подростку. А девочки ничего не кушают! Мучить себя они начинают обычно лет в тринадцать. Мозг питания не получает и не развивается.

Вырастает милое, бесплотное, бесполое существо, которому ничего по большому счету не нужно и которое ни на что не пригодно. Но у нас тут не Эльфинстон, эльфы без надобности, приходится как-то поддерживать жизнь. И вот несчастные эль-финки вынуждены идти служить продавщицами в магазин, секретаршами в контору, официантками в кафе, выполнять трудную, нудную, требующую физических и моральных сил работу.

Я их часто вижу. Покачиваясь на высоких каблучках и от малосилья волоча ноги по асфальту и задевая его этими каблучками, так что получается отвратительный скребущий звук, бледненькие, истощенные, чисто вымытые, в невесомых своих курточках, они еле-еле, ничего не соображая, бредут на проклятую службу.

Ничего себе Россия

В кафе они десять раз переспросят вас и принесут не то, что. В офисе не ответят ни на один вопрос, слабо шевеля губами и пытаясь понять, о чем их спрашивают. В магазине они стоят, прислонившись к стенке, и с трудом от iaiOT от нее, пролепетав: Он сейчас вынет плотный зад mi машины, напевая веселую песенку, треснет биф- Iскса с жареной картохой, выльет в нутро пару пина и все дела.

Он себя и так любит, во всех ви Да он только свистнет - полки эль-фипок явятся на выбор, только ему они без надоб-ц и in, скучные они какие-то и голова у них болит in и тояино. С виду ничего - а не попляшешь, не поиграешь, не выпьешь и не поговоришь.

Кому хватило ума кормить свой мозг, тот и ней и выиграл. Кому не хватило - пожалуйте в гербарий для девочек, раз в месяц кушать в ресторане фруктовый салатик, когда родители деньжат in дкинут, да шелестеть остатками сухих лепесточков и крылышек в компании себе подобных.

Пятиэтажная Россия (fb2)

Убить этот гламур -и то мало. Пытливый академик Однажды на свой страх и риск огласил открытые им особенности национального разума. А риск был немаленький, поскольку на русском свете стояли ирсмена массовых репрессий тридцатые годы двадцатого века.

Иван Петрович, однако, уцелел, хотя делал время от времени заявления беспримерные. Что, дескать, он не только собачек, но даже лягушек бы пожалел для опытов, которые коммунисты ставят над людьми. К русскому уму он отнесся также критически. По мнению Павлова, ему русскому уму свойственна особенность, которую можно описать в терминах автовождения - длинный тормозной путь.

То есть если русский человек во что-то въехал, в какую-то идею, в какое-то убеждение, то ему очень трудно из этой идеи и убеждения вырулить. Ему не остановиться, хоть бы даже он и чуял подвижной русской душой, что остановиться надо.

Поэтому история русских убеждений так часто обращается в историю русских заблуждений. Скорее всего, бешеный старикан прав. Но нет ли у русского ума и еще каких-нибудь особенностей? Я решила набросать их краткий список. Люди выказывали потрясающую гибкость и невероятную изощренность ума - но в решении проблем, которых в нормальном налаженном быту не бывает. Я знаю, к примеру, человека, придумавшего гениальный способ деформации показаний электросчетчика с помощью обычной шпильки для волос.

Наши люди, которых история отымела по полной программе, ко всему настроены внешне скептически, даже к рассказам экскурсовода. На физиономиях большинства наших туристов, скажем, никогда не появится выражение доверчивого счастья, если им скажут - вот, посмотрите, справа Дворец дожей. Ну-ну, - читается на их лицах.

Может, внутри у них все от счастья и дрожит - но разум настроен на сугубо критическое отно-! Если вы станете утверждать, что такой-то человек очень умей, девять из десяти ответят вам: Скепсис надет на ум нашего человека, как очки, - потому что без скепсиса наш человек, как близорукий без очков, чувствует себя неуверенно. В иерархии свойств интеллекта, ум практический, решающий непосредственные житейские задачи, ценится невысоко. Поэтому в негласном почете все отвлеченное, пе-прикладпое, метафизическое.

Истина высоко и далеко, рядом ее быть не. Русский ум редко ищет истину, так сказать, по месту прописки - нет, ему обязательно подавай Гималаи, йогов, Шамбалу, заброшенный монастырь, таинственный остров в океане, дебри Африки, мексиканский кактус, тоталитарные секты и французских интеллектуалов. Русский ум копирует любые чужие формы жизни один в один, тютелька в тютельку - но только формы. Прошу обратить внимание - за пятнадцать лет реформ мы скопировали ВЕСЬ антураж западного мира, от политики, банкоматов и казино до мобильных телефонов, кредитных карт и стриптиз-баров.

Эта странная, призрачная, фантасмагорическая копия наполнена, однако, принципиально иным, нежели в западном мире, содержанием. Именно это гениальное свойство буквального копирования формы и привлекает, и пугает просвещенных иноземцев в русском уме. Чтобы справиться с жизнью, русский ум постоянно копирует некие формы, но не может их присвоить, и жизнь остается чужой и трудной.

Ведь кругом одни обманы, а истина где-то далеко! С пространством куда хуже - я вот вынуждена верить на слово, что на свете есть, к примеру, Владивосток. Я его и сейчас из окна не вижу, и никогда пс видела, и увижу вряд. А время, оперирующее числами и выраженное в цифрах, всегда со. Еще немного, и вместо года наступит й. По законам арифметики больше, чемна целую единицу. На нашем человечьем счету времени, видимо, каждый год прибавляются, приращиваются какие-то таинственные проценты по накопительному вкладу, которые мы - а кто его знает?

А вдруг предусмотрено докажите обратное! С этой точки зрения празднование Нового года из вполне бессмысленного превращается во вполне осмысленное. Мало того, счет человечества приносит даже здесь и сейчас, в земной зоне, ощутимую прибыль.

Вынесем за скобки огромное количество бесплатных наслаждений - тепло и свет Солнца, аттракцион со звездами и Луной, воду во всем ее головокружительном разнообразии, животный и растительный мир, разум и творческие способности, способ размножения и пр. Но заметили ли вы, что с каждым годом, отложенным на общем счете, нам поступают весомые проценты в виде возможностей манипуляций по сокращению времени? Двести лет назад дорога из Петербурга в Москву занимала несколько дней. Теперь - один час лету.

Письмо на бумаге требовало не менее получаса для написания и путешествовало день-другой почта двести лет назад работала. Нынче электронное послание идет несколько минут. Стирка одежды или приготовление еды были длительными процессами - сейчас все можно провернуть одновременно и за полтора часа максимум. Технические изобретения людей не изымаются, не блокируются, а поступают в общее пользование, обращаясь в экономию личного времени.

Прожили еще один год - получите. Таким образом, празднование Нового года есть торжество необма-нутых человеческих вкладчиков, чистое торжество небесной бухгалтерии.

Тогда как другие светские праздники, особенно те, что связаны с историей, являются слабой, прерывистой галлюцинацией, не приносящей никакой прибыли. И в этом году, впервые за восемьдесят девять лет, этот день не был отмечен никак - ни шествиями, ни представлениями, ни салютами, ни даже дискуссиями в прессе.

Известное историческое русское животное корова слизала языком этот день из жизни общества, из истории, из культурного пространства. Я не говорю сейчас о том, хорошо это или плохо хотя чего ж хорошего-то в таком нарочитом беспамятстве? Празднества, обусловленные историческими событиями, всегда ненадежны.

А вот праздник чистого времени - Новый год - хоть учрежден и не так давно, кажется довольно устойчивым. Поскольку время - это деньги Бытия. Это язык, на котором оно с нами разговаривает. Время дается и отнимается, его сокращают и продлевают, у одних его много, а другим не хватает, одни его транжирят, другие берегут и копят, временем вознаграждают и наказывают, его порождают и прекращают.

И что самое замечательное во всей этой истории - мы, вовсю пользуясь временем, по-прежнему не знаем, что это такое и сколько у каждого из нас его осталось.

Формула эта придуманная, кстати, Валерием Тодоровским совершенно точна - уроды, калеки, люди безобразные и некрасивые а также все, кто таковыми себя ощущаетразумеется, сильно неравнодушны к красоте. Что касается самих красавчиков и красоток, они чаще всего проявляют в этом вопросе загадочное равнодушие. Чем обладаешь, то разве ценишь? Красавица может обратить внимание на некрасивого, даже безобразного мужчину, а красавец вполне может жениться на девушке скромной внешности.

Здесь сценаристы плохих фильмов не проявляют особой фантазии. По моим наблюдениям, красивых людей привлекают только две вещи: Нравственные достоинства, в основном, только лишь смущают… Я лично чувствительна к красоте, что сознаю с печалью - знаю, что соблазн, а что делать? Вкус у меня ужасный, как у армянского папика. Мне нравятся, к примеру, мальчики, которые в балетах пляшут. Впрочем, и мужчины из фильмов Хичкока, с квадратными подбородками, в серых костюмах-тройках, тоже хороши, не спорю.

Но в общем, надо работать над собой и перестать восхищаться и охать. Сущность мира не в красоте. Кстати, запомните на всю жизнь: Вот и все, что мы имеем - предположение безумного мальчика о том, что тронутый князь, возможно, нечто в этом роде.

Достоевский был великий ум, временами прозревавший истину. Да и то не наверняка - может, Ипполит неправильно понял сумбурные речи князя. Ясно только, что Достоевский от своего лица такой ерунды утверждать не. Если мы возьмем только один сегмент бытования красоты - физическую красоту человека, привлекательность лица и тела - то именно из романов Достоевского очевидно: В одном исключительном случае, когда красота сочетается с истиной и добром, то есть в случае Спасителя.

Этого случая мы ждем более двух тысяч лет с неослабевающим напряжением. Очень любопытствуем взглянуть, как ато оно бывает-то, чтоб все розное и вдруг. Чтоб существо было и разумно, и прекрасно, и светло, и других существ любило.

Можно далее и еще подождать, главное - дождаться хоть когда-нибудь. Л в отрыве от всего прочего, сама по себе, как принцип организации формы, красота безразлична пли даже враждебна миру. То есть если бы красота соединилась с добром, все было бы спасено.

Однако ни в пространстве романа, ни в пространстве реальной жизни такого божественного сочетания мы не видим.

Как правило, красивые злы и глупы, добрые безобразны, а умные вообще сами по. Не соединяются божественные свойства в человеческих пределах! Приходится выбирать, что дороже, любимее и предпочтительнее. Я лично на стороне ума. От него наибольшая польза, с ним интереснее.

Тем более, современное состояние мира занято промышленным перепроизводством красоты. Красоты столько, что от нее тошнит. Красивых женщин давно пора топить в ведре с водой, как досадный кошачий приплод. Рекламные красотки, выставляющие свои прелести напоказ по стенам всего мира, сбили цену нормальных баб до круглого нуля. Вдобавок злосчастным идиоткам женщинам, страдающим умственной недостаточностью нынче можно распоряжаться внешностью по их собственному усмотрению.

И если раньше носы и губы отпускались строгой природой по намеченному графику, то нынче идиотки режут свои лица, приближаясь к какому-то идиотскому идеалу. Увы, массовые представления о красоте сформированы дрянными, конъюнктурными стандартами, во имя воплощения которых уничтожается личность. Пока что резать лицо - операция дорогая, болезненная, так что имеется хоть какой-то заслон в виде естественного страха и отсутствующих денег, но что бы сталось с женской внешностью, если бы изменить себя было бы так же легко, как отредактировать картинку в компьютере?

По улицам городов стройными рядами шли бы полки одинаковых идиоток примерно шести-семи основных типов. А вы говорите - красота. Ума бы немножко прибавить миру. Что касается добра… Не будем о грустном. У нее было интересное, неправильное, обаятельное лицо, с большими глазами и длинным носом, и нос с глазами остались, но сочетание черт нарушилось, верхняя губа стала надутой и малоподвижной, появилась какая-то мертвенность, кукольность в некогда живой, обаятельной физиономии.

Зачем она это сделала? Решительно все в мире кино знают, сколько кому лет, и все равно она будет получать возрастные роли своего амплуа, их будет не меньше и не. Даже, может, и меньше из-за этой надутой губы… Однако любые здравые рассуждения на темы изменений внешности бесполезны. Никого ими не остановишь и не удержишь: Достоевский, - что человеку надо какого-то нормального, какого-то добродетельного хотения? По нормальному, добродетельному хотению, человеку надо следить за здоровьем и обращаться к врачам за всемерным укреплением оного.

Человек хочет взять свою внешность под личный контроль, раз открылась такая возможность, и, зная человека, можно сказать твердо: Это приведет в самом скором времени к созданию на базе человека естественного - человека искусственного. Авангардный отряд искусствен ных людей уже существует: Но за артистическим авангардом тянется армия просто-жителей, и число самопальных гомункулусов увеличивается каждый день. Но вот в чем вопрос: Из детской книжки про Незнайку и его друзей я помню такой эпизод.

Коротышки-мальчики, потерпев катастрофу на воздушном шаре, попадают в город, где живут коротышки-девочки. На досуге художник Тюбик начинает писать их портреты, поначалу довольно реалистические. Девочки не очень довольны. Он несколько изменяет манеру и рисует глаза больше, чем в реальности, волосы пышнее, губы пухлее. Девочки это одобряют, но требуют, чтобы художник двигался дальше по пути ] идеализации.

В конце концов раздраженный Тюбик рисует шаблон, в котором прорезает огромные глаза, губки бантиком и копну волос, мажет красками по этому трафарету и только подпись ставит разную - и Синеглазка ничем не отличается на этом портрете от Белоснежки или от Розочки. Но девочки совершенно счастливы и довольны. Вот и получается парадокс: Он будет лепить себя по готовым образцам, по жалким сиюминутным представлениям о привлекательности, по картинкам из журналов, по мордашкам из киношки. И по миру бодрым маршем, кукольным шагом будут шагать -и уже шагают - одни и те же губы, груди, носы, волосы, ноги и прочие запчасти.

Но, доказывая свою независимость от природы, человек впадает в полную зависимость от моды своего времени, от образчиков конъюнктурного дизайна и штампов привлекательности, зачастую самого дурного толка и вкуса. Во всяком случае для любого доказательства человек свободно располагает своими боками. Мне эта история так приглянулась, что я в нее поверила безоговорочно.

Туда отправилось доволь-1 но-таки изрядное количество собачек. Некоторые из них погибли, но были и такие, что благополучно выжили. Вот с этими, с выжившими, и возник-? Обычно кос-; мическую собачку брал себе кто-то из работников; космодрома.

Даже, кажется, какой-то паек собакам этим полагался от государства. Одну такую собаку взял себе служащий, отправлявшийся домой, на Большую землю, как говорится. И вот, прогуливая своего пса обычным образом, в городе, он заметил странности общения побывавшей в космосе собаки с прочими собаками своего микрорайона. Обывательские собаки при встрече с космической собакой впадали в какой-то дикий экстаз. Они падали на землю, выли, вставали на задние лапы -словом, всячески выражали восторг и преклонение перед собакой из космоса.

Было такое впечатление, что она каким-то неведомым образом сумела сообщить тварям одного с пей вида, где она побывала и что видела! Как собака это рассказала, непонятно.

Но еще больше поражает преклонение обычных собак перед космической собакой. Ведь у собак нет ни рекламы, ни телевизоров, ни шоу-бизнеса, ни пиара, никто им эту собаку не навязывал в качестве кумира - их экстаз и преклонение носили чистейший природный характер. Они инстинктивно восторгались существом, таким же, как они, но сделавшим что-то невозможное и видевшим что-то необычайное и простым псам недоступное. Собаки не становятся на задние лапы и не воют от восторга, когда видят собаку отъевшуюся, раскормленную, с медалями и дипломами, или лающую громче других, или подстриженную по последней моде и разодетую в дорогущие комбинезон-чики.

И внушает маленькую печальную зависть. А восторгаются какими-то грошовыми куклами. Как было бы здорово, если бы мы умели инстинктивно, безошибочным чутьем чуять ценность и значение человека, считывать с него мгновенно некую полноценную информацию, сами, без агрессивных подсказок и навязываний со стороны. Ведь мы тоже животные, и высшие притом, и должны это уметь! Где-то оно обязано храниться, это чутье, и наверняка хранится, только заваленное и придавленное всякой чепухой.

Недавно я с отвращением смотрела на выступление одного писателя по ТВ. Он там сильно ратовал за президента, укрепление государственности, за прочие распрекрасные вещи. Так как у меня патологическая память, я хорошо помнила, как этот писатель в свое время предлагал заливать Б. Березовскому в глотку нефть, а потом поехал к нему в Лондон, брал интервью и говорил, что и Б. То есть я на рациональном уровне знала, что весь этот человек - ложь, и всякое слово его - ложь.

Но минуя рассудок, только по изображению и звучанию этого краснобая, можно было сказать то же самое! Это притворно-вдохно венное, бабье лицо, эта многозначительность цветистых фраз, эти лицемерные, как бы исповедально-пророческие интонации… Тут любая собака навострила бы уши и стала презрительно рычать. Но огромная аудитория проголосовала за этого вруна и лицемера! Чутье на ложь забито напрочь. Равнодушно игнорируя подлинно необыкновенных, драгоценных людей, массы воют и виляют хвостом перед кумирчиками с их противным аляповатым блеском дешевой бижутерии.

Как обострить в себе инстинктивное восприятие сущности и ценности другого человека? Только никто этим не занимается. Ни тренингов, ни кружков, ни справочников, ни учебников. То есть, конечно, везде есть жанр пародии и всюду так или иначе люди чему-то подражают. Но это какие-то сугубо маргинальные, локальные, чисто развлекательные моменты. Трудно себе предста-иить, чтобы главные телеканалы каких-либо ци вилизованиых стран часами, в лучшее время, в праздники показывали концерты пародистов.

О странах нецивилизованных и говорить не приходится - они, как правило, убийственно серьезны в принципе. У нас пародия и подражание - столбовая дорога, главное искусство нации! Основным божком пародии в последнее время стал молодой человек с ослепительными зубами и злыми глазами - Максим Галкин - но вслед за ним идут уже целые армии кривляк. Ведь мы же научились изготовлять американское кино и американское телевидение - практически, без малейших отличек по форме.

С ума ведь сойти - всего за пятнадцать лет мы воспроизвели весь антураж западного мира, от ресторанов, ночных клубов, бутиков и гламурных журналов до порнографии и хакеров. По форме к антуражу этому и не придерешься: Именно форму, внешние признаки, видимые контуры русские умеют схватывать и воспроизводить абсолютно точно, мгновенно, тютелька в тютельку. Как только речь идет о сути, о смысле, о внутренних ценностях - тут они: В этой остроумной картине убедительно рассказано и показано, как обожание кумиров стало эрзац-идеологией, квази-религией целого поколения наших людей.

Уже пожилые, лысоватые, малость или сильно потертые, они с упоением вспо минали, как шили себе брюки-клеш, как отращивали волосы, как срезали лацканы с пиджаков, как доставали фотографии своих богов, как переписывали в тетрадку со слуха слова их песен. Вроде бы трогательно, конечно, и все-таки приходят в голову грустные вопросы: Можно ли сказать, что кто-то действительно овладел свободолюбием, творческим бесстрашием, работоспособностью, скоростью умственного развития, личную смелость своих кумиров?

Кто на самом-то деле стал им, обожествленным битлам, подражать - в главном, а не в смешных мелочах быстротекущей моды? Ведь это, при соответствующих способностях, которые у нас, видимо, имеются в избытке от рождения, - легко при-посит ощутимый и мгновенный результат. А сущность - ведь ее нельзя спародировать и быстро передрать, тут нужен долгий процесс вникания, ученичества, чтоб стать хоть сколько-нибудь похожим на того, кого истинно любишь.

В небольших количествах, на своем законном месте, пародия хороша и уместна. Но то, что происходит сейчас, - это уже не пародия, а какой-то ошалевший вал безудержного кривляния, мусорного подражания, деформации творчества. Стоит выйти любому бестселлеру, как тут же появляются кривые зеркала. Причем поскольку оригинальной пищи для кривляния уже не хватает, ярких творческих проявлений, чьи внешние признаки можно схватить, становится все меньше -пародируется уже пародия, подражают подражанию, извлекают квадратный мусорный корень из мусора же!

Настоящая пародия всегда была изысканной забавой развитого ума. Госпожа пошлость украла у разума еще одну привилегию! Вернее, всего лишь спародировала ее форму. Но и чрезмерное рвение в достижении успехов опасно: Надо как-то артистично балансировать, знать свою меру. Но как ее определить? Что это вообще за птица - популярность среди современников?